Абхазские всадники. Первая мировая война

Абхазские всадники. Первая мировая война

01.11.2017

Абхазские всадники. Первая мировая война

В конце июля генерал-майор Багратион приказал командирам полков представить сведения о числе награжденных Георгиевскими крестами и медалями «За храбрость». Рапорты датированы 29 июля 1915 года: «Сообщаю, что в Кабардинском конном полку с начала кампании до сего времени вверенным мне полком получено 125 Георгиевских крестов и 96 Георгиевских медалей. Командующий полком полковник князь Бекович-Черкасский».

«С начала кампании до сего времени получены командующим Черкесским конным полком Георгиевских крестов – 155, Георгиевских медалей – 176. Вр. командующий полком подполковник Султан-Гирей».

«Сообщаю, что Ингушским конным полком за все время войны получено 79 Георгиевских крестов и 130 Георгиевских медалей. Полковник Марчул».

Прапорщиком 1-ой сотни черкесского полка был Аслан Мурза Биясланович Егибоков (Егибокуа), он происходил из горных князей Маршани – Башильбайского племени, участвовал в русско-японской войне, был награжден Георгиевскими крестами 3-й и 4-й степени.

16 сентября великий князь Кирилл Владимирович от имени императора Николая II за боевые отличия в боях с неприятелем наградил Георгиевскими крестами всадников Черкесского полка, среди них – мл. урядника Василия Маги – 2-й степенью.

Младший урядник Татарского конного полка Алексей Мурзаканович Цишба (Цижба) в бою 23 сентября 1915 г. у дер. Яновка, будучи старшим в отдельной заставе, открыл наступление противника, своевременно донес об этом и, несмотря на большую опасность, продолжал наблюдать, чем содействовал успеху, и наконец, когда был окружен противником, пробился к своим. Награжден Георгиевским крестом 2-й степени.

Алексей Цишба родился 15 августа 1892 г., происходил от абхазских дворян Сухумского округа. В Татарский полк был зачислен добровольцем 6 сентября 1914 г. З декабрьские бои на Карпатах и майские на Пруте награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней. Был ранен 25 августа 1915 г. в Галиции. 6 апреля 1916 г. был переведен в Кабардинский конный полк.

Днем 25 сентября корнет Черкесского полка Константин Лакрба со взводом 4-й Абхазской сотни провел успешную разведку боем. Абхазских всадников, как свидетельствуют данные приказа о награждении, поддержали боевые товарищи – карачаевцы и черкесы из других полковых сотен. Награждены за это дело Георгиевскими крестами 3-й степени мл. урядник Крым Айсанов и Султан Салпагаров.

27 сентября 1915 г. совершил еще один подвиг Константин Лакрба. Перед этим боем великий князь Кирилл Владимирович вручил корнету новую награду – орден св. Станислава 2-й степени с мечами. 27 сентября, как свидетельствует наградной лист, корнет Лакрба со взводом спешенных всадников Абхазской сотни, перейдя по пояс в воде трудно переходимую болотистую речку под сильным ружейным огнем противника и шрапнелью, атаковал врага, снимавшего позицию на высотах 359 и 363, что южнее дер. Петликовце-Нове. Будучи ранен в правую руку, тем не менее бросился вперед. Наткнувшись на проволочные заграждения, стал рубить шашкой в левой руке проволоку и, прорвав ее, первым вбежал на вал окопа... Увлеченные примером корнета Лакрба, возглавляемые им всадники прорвали проволочные заграждения и бросились в неприятельские окопы, закрепив их за собой. Противник был изрублен, 24 мадьяра при офицере были взяты в плен.

Командующий 9-й армией генерал Лечицкий приказом от 20 февраля 1916 г. "по Высочайше представленной власти и по удостоению Георгиевской Думы" наградил корнета Константина Лакрба орденом св. Георгия 4-й степени.

С Коцией Лакрба было 11 всадников, и когда его спросили, как это вы смогли взять такое укрепление, он ответил: нас было не одиннадцать, а в несколько раз больше, все они были абхазцы. За этот подвиг все они получили награды. Вот имена нескольких из них: ст. урядник Василий Маги – Георгиевский крест 1-й ст., ст. урядник Нестор Сабекиа – 2 ст., мл. урядник Рамазан Шхалахов – 2 ст.

За бои у Петликовце-Нове медалью «За храбрость» был награжден всадник Николай Ачба.

28 сентября Василий Маги вместе с абхазскими всадниками под ураганным огнем противника перешли по пояс болото, уничтожили неприятельский пост и сожгли наблюдательную вышку.

В ноябре начались сильные метели, обильно выпал снег, занеся дороги и окопы, где находились всадники Кавказской конной дивизии. В особенно тяжелом положении оказались две сотни Татарского полка, занимавшие позиции у реки Стрыпи, в районе фольварка Михалполе.

«С 4-го ноября, – пишет командир Черкесского конного полка полковник Чавчавадзе в рапорте командующему 3-й бригадой генерал-майору Гагарину, – начала свирепствовать сильная снежная метель, достигая своего высшего напряжения к 5 ноября. Окопы Татарского полка были абсолютно засыпаны снегом. При сильнейшей вьюге, непроходимых сугробах снега и морозе, казалось, не было никакой физической возможности чего-либо предпринять, дабы. с одной стороны, идти на выручку замерзающих татар, с другой стороны, обеспечить от всяких случайностей благополучие боевого участка.

В этой сложнейшей ситуации всадники и офицеры Черкесского полка с честью выполнили обе эти задачи. При этом вся тяжесть работ по спасению оказавшихся в бедственном положении татар выпала на долю 4-й Абхазской сотой и прежде всего «охотников» (добровольцев) под командованием прапорщика Николая Эмухвари. На это крайне опасное дело, как сообщает в своем рапорте Николай Эмухвари, вызвалось охотниками 15 всадников. Среди них были и георгиевские кавалеры – урядник Константин Когониа, приказной Джота Гарцкиа и служивший в 4-й сотне черкес урядник Рамазан Шхалахов».

Перечислив всех 15 всадников, которых Николай Эмухвари повел в непроглядной снежной метели к окопам татар, он сообщает в рапорте: «...названные всадники, преодолев разбушевавшуюся стихию, осветили (разведали) всю указанную местность и еще вперед на полторы версты. Не встретив нигде неприятеля, названные всадники, рискуя быть занесенными снегом, откопали и привели всю первую сотню замерзающих татар в дер. Петликовце-Нове».

Утром 6-го ноября прапорщик Эмухвари отправил на поиски второй сотни Татарского полка партию «охотников» из двенадцати человек, под командой Михаила Чиркба и Омара Балхоева. «Названные всадники, – пишет Николай Эмухвари, – откопали и привели в деревню вторую сотню Татарского полка – 65 всадников с командиром сотни. Этот самоотверженно человеколюбивый подвиг был совершен при еще более трудных условиях, чем вечером 5-го ноября».

В тот же день две сотни Черкесского полка «среди бушующей метели» вышли из деревни Ласковцы и, несмотря на невероятные трудности, вечером заняли боевой участок, где стояли татары.

«В доказательство той невероятной настойчивости и самоотверженности, которые были проявлены людьми Абхазской сотни для спасения замерзающих татар, – свидетельствовал в своем рапорте командиру 3-й бригады полковник Чавчавадзе, – докладываю, что временно командующий Татарским конным полком подполковник Альбрехт благодарил меня и восторгался самозабвенной работой абхазцев, поборовших стихию ради спасения товарищей и общего дела».

В своем рапорте полковник Чавчавадзе отмечает и обращение к нему из штаба корпуса генерал-майора Хагондокова, благодарившего гг. офицеров и нижних чинов Черкесского полка, достигшего Михалполя, с выражением удивления, что задача дивизионом была выполнена в труднейших условиях свирепствовавшей снежной бури

Полковник А. Чавчавадзе «на основании всего вышеизложенного» обратился к командующему 3-й бригадой генерал-майору Гагарину с ходатайством о награждении всех 27 всадников Абхазской сотни, участвовавших в спасении татарских сотен, Георгиевскими крестами различных степеней. И комбриг поддержал его, но «вышестоящее начальство нашло возможным» представить к награждению Георгиевскими медалями пятерых всадников: Николая Ачба, Джота Гарцкиа, Василия Лакоба, Михаила Чиркба, Теймураза Лакоба.

Прапорщик Николай Эмухвари «за дело 5-6 ноября 1915 г. по спасению татар у Михалполя» был представлен к ордену св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

За этот самоотверженный подвиг, как пишет К Мачавариани, «горцы-абхазцы в числе многих других боевых наград получают медали на Владимирской ленте за человеколюбие. Это единственный в своем роде пример в истории войн».

В 1916 г. Кавказская конная дивизия участвовала в боях на румынском фронте и Брусиловском прорыве. В этих боях за железнодорожную станцию Окно отличился Черкесский полк. Георгиевскими крестами были награждены всадники-абхазы из 4-й сотни – ст. урядник Дмитрий Ачба, мл урядник Николай Ачба.

31 мая 1916 г. при взятии села Окно, будучи посланными для наблюдения за противником и для связи с Татарским конным полком, они взяли неприятельский пост из пяти человек и трех уничтожили. Всадник Баж Инапшба был удостоен награды за то, что 31 мая 1916 г., будучи старшим в разъезде, уничтожил неприятельский пост у высоты 259, к северу от села Окно, двоих зарубил и трех взял в плен.

В июне 1916 г. под Езеранами шли ожесточенные бои. В те дни разведывательным отрядом Черкесского полка командовал легендарный герой 1-й мировой войны Коция Лакрба. Ему посвятил книгу Константин Мачавариани (совместно с Д. И. Гулиа издавший абхазский букварь), которая называлась «Светлой памяти павшего на войне героя К. Ш. (И.) Лакрба» (Батум, 1917 г.).

Военные журналисты также посвятили герою войны ряд очерков. Вот что пишет один из них: «Удивительно, что все эти легендарные герои выделяются замечательной скромностью, присущей истинным героям. Он получил белый офицерский крест прямо за безумный по отваге подвиг, но он почти ничего не говорит об этом».

На последней фотографии Коции с фронта, на оборотной стороне его рукой начертана надпись, которая говорит о его незаурядном характере: «Вспоминай, глядя на эту карточку, того абхазца, который приносил и принесет в жертву все, что в его силах! Если нас не станет после войны, одна мечта и просьба наша – приносите каждый из вас – абхазцев – сколько можете пользы своей родной Абхазии и своим собратьям».

При проведении разведки восточнее Тлумача 15 июня 1916 г. Коция Лакрба был смертельно ранен. От этих ран он скончался. Тело героя было отправлено в Абхазию, в родное село Лыхны, где он был похоронен во дворе Лыхненской церкви. Похоронная процессия протянулась от Гудауты до Лыхны. Вся Абхазия прощалась с героем. Ему должны были соорудить памятник, как сообщает газета «Сухумский вестник». Его именем должны были быть названы школы, училища, но пришел 1917 г. – и все изменилось. Все участники 1-й мировой войны, служившие под его командованием, как пишет Е. Габелиа, вспоминая его, не могли не расчувствоваться, говоря о его благородстве, беззаветной храбрости и поистине отеческой заботе о всадниках. Настало все же время, когда имя героя было вырвано из забвения и на месте его вечного покоя был установлен памятник.

В боях в направлении Тлумача 11 июля 1916 г. сотенный командир ротмистр Генрих Бьерквист в рапорте командующему полка ходатайствовал о производстве в прапорщики подпрапорщика Абхазской сотни Василия Маги (Магба): «Подпрапорщик Маги – дворянин с образованием и имеет все четыре степени Георгиевского креста. Порученные ему офицерские работы выполняет толково и добросовестно, в бою храбрый, распорядительный и отличного поведения и нравственности». К рапорту Бьерквист приложил описание подвигов Василия Маги. Первым его подвигом стало участие в бою у деревни Петликовце-Нове 27 сентября 1915 г., когда в составе взвода корнета Лакрба, будучи его старшим помощником, он штурмовал неприятельское укрепление, тогда были захвачены в плен офицер и 24 солдата.

28 сентября 1915 г. у дер. Петликовце-Нове вызвался опять охотником и, подвергая свою жизнь явной гибели, под ураганным огнем перешел по пояс вброд болото, уничтожил неприятельский пост и зажег вышку.

3 июня 1916 г. во время разведки корнетом князем Чачба дер. Чертовец подпрапорщик Василий Маги был выслан с пятью всадниками для осмотра северной части деревни, где, по словам жителей, еще был неприятель Не доезжая до последних халуп, дозор был встречен ружейным огнем в упор. Василий Маги со своими всадниками бросился в атаку, сбил пост, зарубил двух австрийцев и одного взял в плен, дав этим возможность продолжить разведку корнету князю Чачба.

В декабрьских боях в Румынии (1916 г.) прапорщик Маги за храбрость был награжден орденом св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

Его командир Алексей Чачба родился 2 декабря 1883 г. Воспитывался в Симбирском кадетском корпусе. После получения чина «прапорщика армейской кавалерии» находился в запасе. В армии – с июля 1914 г. Служил в 5-м отдельном эскадроне. Был награжден орденами св. Станислава и св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. 16 февраля 1916 года он переводится в Черкесский полк и назначается командиром взвода Абхазской сотни. Во время Брусиловского прорыва он получил в награду орден св. Анны 2-й степени с мечами.

Упорные бои развернулись у деревни Езераны. Последний удар по противнику нанесли ингушские всадники во главе со своим бесстрашным командиром Георгием Марчул. Бой за Езераны окончился блистательной победой всадников и офицеров Ингушского полка. В тот день ими в плен было взято 134 немца при одном офицере, уничтожено свыше 230 и взято 5 тяжелых орудий. Со стороны ингушей убито было 18 и ранено 36 всадников.

Трое офицеров Ингушского конного полка были за это сражение удостоены Георгиевского оружия; посмертно – поручик Крым-Султан Базоркин, корнеты Султан Долтмурзиев и Варлаам Шенгелай.

А. Марков в воспоминаниях «В Ингушском конном полку» говорит о товарище по 4-й сотне «абхазце Шенгелай»: «Варлаам Шенгелай в 1913 г. окончил Николаевское кавалерийское училище. В Ингушский полк пришел из запасного гвардейского полка. Будучи кавалером трех орденов, корнет Варлаам Андреевич Шенгелай приказом командующего 9-й армией от 4 марта 1917 г. был награждён Георгиевским оружием за то, что в районе Тлумач у дер. Езераны во время конной атаки вечером 15 июля 1916 года принял на себя командование сотней после убывшего за тяжёлым ранением командира сотни, повёл ее на цепи противника до удара в шашки и сам зарубил прислугу пулемёта. Такая блестящая атака дала сотне 16 уцелевших живыми пленных и действующий пулемёт».

В боях за Езераны отличился подхорунжий Константин (Кача) Когониа, за что был награждён Георгиевским крестом 1-й степени. 15 июля 1916 г., будучи в разведке у Королёвки, вызвался охотником и уничтожил неприятельский пост, изрубив троих и пятерых немцев взяв в плен. В боях за Езераны Георгиевского креста 2-й степени был удостоен ст. урядник Черкесского полка Виктор Чукбар.

В бою под дер. Сальчей 12 декабря 1916 г. всадники Тарба Гуда и Арнаут Яков были награждены медалями «За храбрость» 4-й степени. В тот день под сильным огнём противника они установили связь с дагестанцами, чем дали возможность Черкесскому конному полку, уже обойденному противником с фланга, удержать за собой позицию.

Медалями «За храбрость» были награждены всадники Черкесского полка Пилиа Жважва, Шамба Кичин и Топурия Михаил. 23 декабря 1916 г. у села Скетурели, окруженные со всех сторон разведчиками противника, подвергаясь личной опасности для жизни, они поддерживали беспрерывную связь в туманную ночь в горах между 12-й кавалерийской и Кавказской дивизиями.

Старший урядник Кабардинского полка Алексей Цижба был награжден Георгиевским крестом 1-й ст. Вместе со ст. урядником Хазешой Диковым 23 декабря 1916 г. он был в разведке. Проникнув в расположение противника, они с риском для жизни добыли и доставили важные сведения о его силах и расположении. Алексей Мурзаканович Цижба (Цышба), 1892 г. рождения, – уроженец Абхазии.

Перед наступлением войск Юго-Западного фронта Кавказская конная дивизия вошла в состав 8-й армии под командованием генерал-лейтенанта Лавра Георгиевича Корнилова. На станции Заблотов состоялся смотр Кавказской конной дивизии командующим генералом Корниловым. Вот свидетельство очевидца из журнала «Донская волна»:

«Косыми полуденными лучами жаркое июньское солнце освещает огромную площадь, железнодорожную станцию Заблотов (Галиция) от самого города.

В те послеполуденные часы 12 июня бывший до этого безлюдным пустырь ожил и огласился говором на многих «горских наречиях». И расцвёл яркими нарядами горцев – здесь собралась Кавказская дивизия, чтобы показаться командующему армией – легендарному генералу Корнилову.

Не могут горцы спокойно стоять и ждать. И вот появились полковые зурначи и начались танцы. Причём в каждом из полков свой мотив и своя лезгинка. Танцуют, подоткнув полы черкесок, поблескивая глазами и холодной сталью обнажённых кинжалов, и всадники и офицеры.

Но вот прискакавший дозорный сообщил командиру дивизии Багратиону, что (генерал Корнилов с офицерами своего штаба на лошадях приближаются к пустырю. По сигналу комдива командиры полков командуют своим сотням: «По коням! Смирно!»

Дивизия выстроилась на пустыре около железнодорожной станции «четырёхугольником»: с трёх сторон Чеченский, Ингушский, Кабардинский, 2-й Дагестанский, Черкесский и Татарский полки. С четвёртой стороны стали входившие в состав дивизии артиллеристы 8-го Донского казачьего дивизиона и пулеметчики отряда Балтийского флота. Выстроенные части представляли из себя красивую картину: особенно выделялись чеченцы и ингуши с желтыми и синими башлыками, а также 4-я сотня Черкесского конного полка, состоящая из абхазцев и бывшая в своих национальных головных уборах (головы обвязаны белыми башлыками).

При приближении генерала Корнилова к выстроившейся для встречи с ним дивизии трубачи всех полков играют встречный марш. Ровно в четыре часа пополудни командир на коне въехал в четырехугольник и стал объезжать выстроившиеся части, здоровается с ними и заговаривает с двумя-тремя всадниками каждого полка. Затем, остановившись посредине, Л. Г. Корнилов произнёс речь:

«Орлы Кавказа! Я не ожидал, но я счастлив видеть вас в таком изумительном порядке. В вас сохранился ещё тот дух, который начинают терять наши войска.

Когда вы вернетесь к себе на Кавказ, передайте от меня поклон и большое спасибо вашим отцам, что сумели воспитать и вдохнуть в вас ту внутреннюю дисциплину, что предохраняет вас от развала. Сейчас я зову вас на ратный подвиг и убежден, что славная история вашей дивизии обогатится ещё многими страницами. Еще раз спасибо вам, славные горцы, за службу!»

«Высшей оценкой царившего в дивизии духа являются слова самого генерала Корнилова, производившего нам смотр перед общим наступлением в г. Заблотове 12.VI.1917 года, – вспоминает А. А. Арсеньев, – и сказавшего нашему начдиву генералу князю Багратиону: «Я наконец дышал военным воздухом!».

Боевые действия на Юго-Западном фронте начались 18 июня. В боях 26 июня прикомандированный к Черкесскому конному полку прапорщик Магомет-Рауф Агиров (Агрба, абазин) будет награжден Георгиевским оружием «за то, что в бою 26 июня 1917 года у ст. Циенжув, будучи послан командиром сотни в разведку со взводом в 15 человек, под действительным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнём противника вошёл с ним в непосредственное соприкосновение, произвёл рекогносцировку местности, установил силы врага и его намерения. потеряв 1 убитым и 3 раненых, и обо всём этом, вернувшись, доложил командиру сотни, чем содействовал общему успеху сотни атаковать противника в лесу, выйти в тыл ему и тем самым выручить 19-ю пехотную дивизию из критического положения».

27 июня 1917 г. Черкесский и Ингушский полки были выдвинуты на боевые позиции и выполнили поставленную задачу, заняв с боем переправу у деревни Блудники. 4-я Абхазская сотня лихо ударила в шашки у дер. Медыня на целый батальон австрийцев и обратила в бегство, будучи остановлена пулеметным огнем с левого берега у реки Ломница, а 3-я сотня с отменной отвагой атаковала перед темнотой через реку Ломница противника в дер. Блудники».

Медалями «За храбрость» 4-й степени были награждены Нестор Арджения, Шаман Сабекиа, Михаил Арлан, Слико Бебиа и Отар Званба. Это были награды за разведку 27 июня 1917 г деревень Медыня и Темировца под огнем противника и взятие 15 пленных и 3 лошадей.

В заключение отметим, что Кавказская конная дивизия из всех частей российской армии отличалась наиболее высоким боевым духом, слаженностью и дисциплинированностью. Об этом свидетельствуют боевые награды сынов Кавказа. Приведем имена уроженцев Абхазии, удостоенных высших военных наград России – ордена св. Георгия, Георгиевского оружия и четырех степеней Георгиевского креста (полных георгиевских кавалеров). Это кавалер ордена св. Георгия 4-й степени корнет Константин Иосифович Лакрба, кавалеры Георгиевского оружия – прапорщик Магомет-Рауф Агиров (Агрба), полковник Георгий Алексеевич Марчул и поручик Варлаам Андреевич Шенгелай. Полные георгиевские кавалеры: урядники Алексей Цижба, Дмитрий Ачба, Константин Когония, Василий Маги (Магба), Рамазан Шхалахов и корнет князь Хаитбей Чачба.

Вечная им слава!

Вернуться к списку публикаций